Чарли Уайтинг: В Канаде мы вновь проверим Ferrari

В этом году стало традицией, что после финиша Гран При директор гонок FIA Чарли Уайтинг проводит пресс-конференцию, на которой комментирует наиболее важные решения стюардов и экспертов федерации, принятые в дни текущего уик-энда. Но в Монако большинство вопросов было связано с недавним расследованием, которое FIA проводила в отношении Ferrari.

Вопрос: Понятно, что расследование FIA в отношении Ferrari было завершено ещё до гонки, но не могли бы вернуться к этой истории? Вы занимались ею несколько недель, но Тото Вольфф заявил, что там нечего было расследовать. Насколько корректны его слова?

Чарли Уайтинг: Говорить, что там было нечего расследовать, абсолютно некорректно. Я вообще предпочитаю не использовать слово «расследовать». Мы стремились в полной мере во всём разобраться, чтобы у нас вообще не осталось сомнений в том, что количество энергии, которая подаётся к мотор-генератору MGU-K, соответствует регламенту.

Точно объяснить то, что мы видели, было непросто, поэтому вместе с Ferrari мы продолжали разбираться, ведь их система совершенно не такая, как у других команд. Но точно так же при необходимости мы разбираемся с любыми другими узлами и системами. Мы должны понимать, как они работают, и в данном случае это пришлось затратить несколько больше времени.

Как вы понимаете, Ferrari должна убедить нас в том, что их машина соответствует регламенту, а это всегда непросто. Но к началу уик-энда в Монако картина стала понятнее: мы изучили все данные, увидели, что в Ferrari внесли коррективы в программное обеспечение, и после первого дня тренировок смогли сказать, что теперь мы удовлетворены.

Но этому предшествовала весьма сложная процедура, к которой не хотелось бы прибегать в каждом случае, когда производятся подобные проверки. Мы бы предпочли ограничиться некими дополнительными измерениями, произвести которые тоже не очень просто, потому что MGU-K опломбированы, и на весь сезон у команды есть только два таких мотор-генератора на каждую машину.

Перед канадским этапом будет организован дополнительный мониторинг при помощи более совершенных систем, что позволит получить результат намного быстрее. Сейчас мы занимались этим вопросом в течение двух гоночных уик-эндов.

В Ferrari нам оказали большую помощь, ведь это была очень трудоёмкая работа, которая носила детальный характер, и нужно было подробно разобраться в том, как работают их системы. Для этого они предоставляли нам всё, что было необходимо.

Вопрос: Но вы сказали, что в Канаде будет проведён дополнительный мониторинг – для чего он нужен?

Чарли Уайтинг: Я не могу с полной определённостью сказать, что мы будем его проводить, ведь можно предположить, что мы придём к тому же самому выводу, но к канадскому этапу Ferrari внесёт очередные изменения в программное обеспечение, что позволит нам… Я сомневаюсь в выборе термина, поскольку не эксперт в этих вопросах. Но мы пытаемся точно выяснить разницу между двумя частями батареи, которую использует Скудерия. Суть именно в этом. Сама по себе батарея одна, но системы воспринимают её, словно батарей две. Надеюсь, я не раскрываю какие-то секреты.

Вопрос: Вы получили информацию об этом от конкретного инженера, который раньше работал в Ferrari, а потом перешёл в Mercedes, и даже назвали его имя, а это не понравилось Тото Вольффу

Чарли Уайтинг: Не думаю, что это какой-то секрет. Неправильно говорить, что Джеймс Эллисон «сдал» Ferrari – то же самое делают многие инженеры. К нам часто подходят представители команд и говорят: «К нам перешёл на работу такой-то специалист, и он полагает, что такая-то команда, возможно, кое-то делает неправильно». Тогда мы идём, всё проверяем и выясняем, что сигнал не подтверждается. Такое происходит регулярно, это нормально.

В случае с Ferrari проверка заняла больше времени, но вообще это совершенно обычное дело, когда к нам кто-то обращается и ссылается на сведения, полученные от специалиста, перешедшего из другой команды.

Главное, теперь мы удовлетворены. Дело усугублялось тем, что подозрения, хоть и были безосновательными, но распространялись в паддоке со скоростью лесного пожара. Изначально информация поступила от Лоренцо Сасси, моториста Ferrari, который теперь работает в Mercedes, но не забывайте, что у него информация как минимум восьмимесячной давности, и я уже об этом говорил.

Если бы у нас были веские основания, мы бы уже давно обратились к стюардам, но у нас не было никаких фактов. А если бы соперники Ferrari располагали более существенной информацией, они бы могли подать протест.

Кстати, сегодня ведь ещё и гонка прошла, вы не заметили? (смеётся) Может быть, есть какие-то вопросы?

Вопрос: Что там была за ситуация с Сергеем Сироткиным, когда он отбывал 10-секундный штраф Stop&Go?

Чарли Уайтинг: Просто две команды обвинили Williams в том, что во время этой штрафной остановки в боксах с машиной проводились какие-то работы, хотя механик просто держал фен для охлаждения. Вряд ли кто-то действительно думал, что он делал что-то ещё. Но к нам обратились, стюарды проверили и убедились, что нарушений не было.

Вопрос: Сегодня у вас не было поводов выпустить на трассу автомобиль безопасности?

Чарли Уайтинг: Мы едва не приняли такое решение, но повод всё-таки был недостаточный. Впрочем, даже если бы сейфти-кар выехал, вряд ли это повлияло бы на исход гонки…

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *