Джолион Палмер: В Монако пришло время что-то менять

В авторской колонке для BBC бывший гонщик Формулы 1 Джолион Палмер подвёл итоги Гран При Монако и попытался понять, почему самая знаменитая гонка Формулы 1 на этот раз получилась такой скучной…

В субботу мы увидели в Монако лучшую сторону самого известного этапа Формулы 1. В воскресенье трасса продемонстрировала нам всё самое худшее, что там бывает. Я хочу рассмотреть обе стороны Гран При Монако этого года, и разобраться, что пошло не так.

Сначала о хорошем

От круга, благодаря которому Даниэль Риккардо завоевал поул, захватывало дух. Австралиец вёл свою машину Red Bull в миллиметрах от барьеров, максимально атаковал и получил за это максимальную награду, а попутно установил абсолютно лучшее время, которое когда-либо видели в Монте-Карло. В этом вся суть Монако – как гонщики преодолевают себя и толкают свои машины к пределу на этой сумасшедшей, сложной и извилистой трассе, которая представляет собой совершенно иной мир по сравнению с обычными для Формулы 1 стационарными автодромами.

В тот же день напарник Риккардо, Макс Ферстаппен, продемонстрировал другую сторону Монако, оказавшись с другой стороны той тонкой грани, что отделяет триумф от провала. Финальная тренировка завершилась для него примерно на 10 минут раньше, когда Макс задел барьер в районе Бассейна и разбил машину так серьёзно, что в Red Bull Racing, несмотря на все приложенные усилия, не смогли восстановить её к квалификации.

И снова мы должны отметить, что красота Монако как трассы – в необходимости атаковать на пределе возможного, но грань, отделяющая тебя от ошибки, настолько тонка, что малейшая неточность может иметь большие последствия. Макс мог оказаться на поуле, но почти наверняка стартовал бы с первого ряда. Но вместо этого вынужден был начинать гонку из хвоста пелотона. В субботу мы совершенно ясно увидели, почему гонки Формулы 1 в Монако могут быть настолько захватывающими.

Теперь о плохом

Впечатляющий прорыв Макса Ферстаппена, обогнавшего Sauber Маркуса Эриксона, Williams Лэнса Стролла и Renault Карлоса Сайнса, агрессивно действуя в шикане Nouvelle, обеспечило нам хоть какую-то толику переживаний по ходу гонки, в которой экономия шин достигла абсолюта.

Но если говорить о том, что происходило в первых рядах, то ни в какой момент времени это вообще не было гонкой. Это была процессия великих гонщиков в быстрых машинах, которые ехали в стабильном темпе по этой прекрасной трассе. Всё решилось в первом повороте. После этого пилоты удерживали свои позиции, а когда лидеры к 20-му кругу совершили свои пит-стопы, гонку можно было заканчивать.

Что пошло не так?

Причиной произошедшего было сочетание двух факторов. Во-первых, Pirelli привезла в Монако шины с высоким уровнем износа, но эта трасса известна как раз тем, что шины здесь изнашиваются очень медленно, и гонщики могут атаковать на протяжении всех 78 кругов. Во-вторых, сама природа трассы. Все мы знаем, что в Монако сложно обгонять, но после изменений регламента в 2017-м, сделавших машины шире и увеличивших прижимную силу, это стало почти невозможно без огромной разницы в темпе.

На нормальной трассе, с таким же уровнем износа шин, мы бы увидели гонку с двумя пит-стопами, потому что стратегия одной остановки была слишком медленной, и пилота, который её бы придерживался, просто все обогнали бы. Проблема Монако состояла в том, что никто не мог позволить себе совершить второй пит-стоп, поскольку он привёл бы к большой потере мест. А учитывая, что обгонять здесь очень сложно, после пит-стопа не было никаких шансов затем эти позиции отыграть.

Единственной сложностью, с которой могли столкнуться лидеры, был слишком высокий износ шин, при котором темп упал бы настолько, что кто-то из соперников мог бы их обогнать. Поэтому все ехали в комфортном темпе, экономя резину, ведь если бы кто-то слишком атаковал, то позже мог столкнуться с проблемами. И гонка получилась скучной.

Конечно, гонка-процессия – не новость для Монако. Но обычно зрители по крайней мере знают, что гонщики физически и психологически выкладываются все 78 кругов. На это стоит посмотреть, а иногда пилоты допускают ошибки. Ошибки приводят к появлению автомобиля безопасности и потенциальным изменениям позиций.

В этом году ничего подобного не было. Гонщики ехали на несколько секунд медленнее, чем могли бы, так что ошибки были маловероятны. Выглядело всё это не слишком впечатляюще, и не понравилось даже многим гонщикам. Риккардо сказали после пит-стопа и ещё до того, как на 28 круге на его машине возникли проблемы с силовой установкой, что «Кими единственный пилот, который атакует». Хэмилтон впоследствии назвал гонку «чрезвычайно скучной» и признал, что пилоты «в буквальном смысле не спеша ехали друг за другом с шестого круга».

Риккардо лидирует на Гран При Монако

Мы даже не знаем, кто на самом деле был самым быстрым в гонке, у нас нет никаких релевантных точек отсчёта. Был ли это пилот Force India Эстебан Окон, который проигрывал лидеру 45 секунд, а финишировал в зоне прямой видимости от Mercedes Валттери Боттаса? Или им был Пьер Гасли на Toro Rosso, который отыграл даже больше, закончив гонку вплотную за Оконом? В какой-то момент Гасли уступал Боттасу 20 секунд, и отыграл это отставание без всяких пит-стопов. А может быть, это был Стролл, который после очередной остановки ехал на пять секунд быстрее лидеров, на самой медленной машине пелотона?

Всё это подводит итог этой причудливой гонки, и демонстрирует, какой лёгкой прогулкой она стала для лидеров. И не только потому, что они ехали позади не вполне исправной машины Риккардо, потому что перед Хэмилтоном в то же время постоянно было свободное пространство.

Риккардо контролировал ход гонки, и ему приходилось иметь дело с отказавшей MGU-K, что стоило ему 25% мощности – а это означало, что он не использовал седьмую и восьмую передачи (хотя на самом деле в Монако никто не использует 8-ю передачу). Давление на Риккардо было огромным – поняв, что он потерял мощность от батарей, он, должно быть, подумал, что потерял и эту гонку. На нормальной трассе ему пришлось бы сойти, ведь пилотировать с таким дефицитом скорости бессмысленно – его легко бы обогнали.

Надо отдать Даниэлю должное – он сохранил хладнокровие, когда Феттель пытался прессинговать после того, как радиопереговоры Red Bull предали огласке его проблему. Но чем больше времени проходило, тем больше к Риккардо возвращалась уверенность в том, что он может это сделать.

Конечно же, фарс, в который превратилась эта гонка, означал, что в дальнейшем никого давления на Риккардо не оказывалось, и он мог спокойно ехать к победе даже на неисправной машине. Но людям определённо нравятся его победы, и он заслужил её, несмотря на обстоятельства гонки, особенно после упущенного в 2016-м шанса.

Пришло время что-то менять?

В целом, этот сезон очень хорош. Позади шесть гонок, три разные команды выигрывали гонки и завоёвывали поулы. В этом году мы видим самый высокий уровень конкуренции в гибридную эру, и гонки были действительно захватывающими, особенно в сумасшедшем Баку, на заключительных стадиях в Китае и в открытом сражении до последнего круга в Бахрейне. Я по-прежнему с волнением жду продолжения, а в Монреале через две недели мы можем увидеть настоящий триллер.

Что касается Монако, вопросов относительно будущего этого Гран При прибавится. С нынешними машинами эта трасса просто не работает, и я чувствую, что прошедшая гонка может стать катализатором существенных перемен. Если Риккардо смог выиграть её на повреждённой машине, то что можно будет сказать об обладателе поула в следующем году? Ты входишь в первый поворот, а затем просто едешь 78 кругов до финиша, потому что тебя всё равно никто не может обогнать? Я уверен, что большинство людей согласится – Формула 1 такой быть не должна.

Проблему усугубили шины, но даже когда пилоты прибавили в конце гонки, Феттель не мог приблизиться к Риккардо. Более долговечные шины могли сделать гонку интереснее, позволив пилотам атаковать сильнее, но что бы это дало, если обогнать соперника всё равно не получается? Это повысило бы шансы, что кто-то ошибётся и врежется в барьер, как Ферстаппен в субботу.

Вдобавок к этому, выросшая надёжность машин сделала гонки более предсказуемыми, чем когда-либо. В захватывающих гонках 1982 или 1996 годов в Монако, где до финиша добрались только четыре машины, зрители были прикованы к своим местами, потому что никто не знал, кто же победит.

Драма Риккардо создавала что-то вроде беспокойства в течение нескольких кругов, пока ситуацию не взяли под контроль, но надёжность сегодня столь высока, что машины сходят очень редко. Так что если какая-то машина лидирует, мы ожидаем, что она победит. Фактически, отказ коробки передач на машине Фернандо Алонсо привёл к единственному сходу по этой причине в воскресной гонке.

Я последовательный сторонник традиций в Формуле 1, я очень люблю Гран При Монако и полагаю, что у этого этапа есть своё место в календаре, как у драгоценного камня в короне. Но Формуле 1 нужно хорошо поработать, чтобы гарантировать, что подобная гонка больше не повторится. Возможно, американскому гиганту Liberty Media, который теперь у руля, пора рассмотреть способы сделать гонку в Монако более интересным зрелищем.

Они могли изменить формат гонки, или добавить какие-то уникальные элементы для этого этапа – например, разрешить гонщикам использовать DRS для обгонов повсеместно, или обязать провести второй пит-стоп, или даже изменить конфигурацию трассы, если это не лишит Монако её особенностей и лучших поворотов. Я уверен, что после этой гонки они рассмотрят все варианты, но что-то нужно, конечно, сделать, чтобы мы все не засыпали в наших креслах по ходу просмотра того, что должно быть самым грандиозным зрелищем.

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *